Сайт издательства ЗАО «РКИ Соверо пресс»


www.soveropress.ru
www.annaly-nevrologii.ru


Внимание!
Сайт журнала Анналы клинической
и экспериментальной неврологии
перемещен на адрес
www.annaly-nevrologii.com

Attention!
The Website of Annals of Clinical
and Experimental Neurology
has been moved to
www.annaly-nevrologii.com

+7 (916) 691-92-65

taratorkin1305@yandex.ru




www.rnmot.ru

Свежий номер

"Анналы Неврологии"
Том 15 №3 2021

Tom-15-3-2021

Открыть журнал

 

Tom-15-3-2021_banner

 

 

 

"Интерфарммедика"

Kongress_terapevtov_november_2019

Открыть газету

 

"За медицинские кадры"
июнь 2020

Za_med_kadry_15_2020

Открыть газету

 

НОМЕР ОДИН В РОССИИ

 

Александр Григорьевич Чучалин

На юго-западе Москвы по старой доброй традиции в 22-й раз открывается Российский национальный конгресс «Человек и лекарство», конгресс-долгожитель, конгресс – номер один в России. Мы беседуем с президентом конгресса, академиком РАН, профессором Александром Григорьевичем Чучалиным.

Почему к нему пришла такая слава?

Это не мое личное мнение, а оценка большинства коллег, - говорит Александр Григорьевич. Считаю, что конгресс выполняет очень важную миссию - самое современное образование. Образование трансдисциплинарное, лежащее не в одной плоскости, как, к примеру, только кардиология или только неврология. В конгрессе принимают участие врачи самых разных специальностей: педиатры, эндокринологи, кардиологи. Это как большой университет. Конгресс на самом деле дает университетские знания нашим современным врачам. Его миссия - «впитать» то, что происходит в мире. Думаю, все мои коллеги согласятся, что основные мировые достижения, все важные новости в медицине в первую очередь обсуждаются и транслируются именно на конгрессе «Человек и лекарство». 

Вы с самого начала очень внимательно подходили к церемонии открытия конгрессов. Что ждать в этот раз?

Церемонии открытия я придаю огромное значение. У нас выступали многие выдающиеся ученые. Я приглашал ректора Московского Государственного Университета им. М.В.Ломоносова академика В.А. Садовничего. Его блестящая лекция была посвящена роли ученых МГУ в формировании нашей научной школы как фундаментальной, школы, которая связана с клинической практикой. Приглашал академика Жореса Ивановича Алферова, который в своем выступлении заглянул в науку 21 века. В этом году на церемонии открытия выступит генеральный директор НИЦ «Курчатовский институт», академик Михаил Валентинович Ковальчук. Тема его доклада будет связана с современными подходами к радиационной медицине, взаимодействию радиобиологии и медицины.
Большое достижение, что наш конгресс представляет интерес для врачей на всех этапах профессионального становления. Он интересен всем - от студентов до маститых национальных лидеров в области медицины. Последним важно показать высокий уровень доказательной медицины в нашей стране, а для молодых врачей, особенно тех, кто желает прокладывать свой дальнейший путь в науку, - это площадка, где они проверяют, насколько хорошо подготовлены, насколько эффективна их работа. А для тех, кто совсем молод и только начинает работать, это прекрасная возможность познакомиться с наиболее авторитетными коллегами. Стоит лишь вспомнить, что наши выдающиеся ученые - академики Сергей Михайлович Навашин, Михаил Давыдович Машковский, Павел Васильевич Сергеев и другие - посвятили весомую долю своей жизни конгрессу, ярко блеснули в его истории. Ни один конгресс, который многие из нас ласково называют «чили», не повторяет предыдущие - в первую очередь за счет того, что наши коллеги, входящие в оргкомитет конгресса, современные специалисты. В нашей команде сегодня - академики Александр Николаевич Коновалов, Евгений Иванович Гусев и т.д.. Активное участие всегда принимает известный кардиолог, профессор Ирина Евгеньевна Чазова.
На конгрессе зарождаются важные инициативы, впоследствии трансформирующиеся в серьезные проекты в Министерстве здравоохранения. На первом конгрессе впервые прозвучала фраза «доказательная медицина» - теперь об этом говорят все. Впервые прозвучали предложения, касающиеся новых подходов к клиническим рекомендациям - и с тех пор министерство здравоохранения логически выстраивает баланс между протоколами, стандартами и клиническими рекомендациями. В 2013- 2014 годах научно-практические общества проделали очень большую и серьезная работу по подготовке клинических рекомендаций. Конечно, качество некоторых из них, к сожалению, не всегда соответствует международным стандартам. Но путь, на который встало наше здравоохранение, считаю абсолютно правильным.

О клинических рекомендациях говорится довольно давно. Что необходимо, чтобы создать крепкую их базу по всем специальностям?

Сейчас Министерство здравоохранения активизировало работу главных специалистов, и в результате за последние полтора года подготовлена серия клинических рекомендаций. Но возник вопрос повышения их качества. А добиться его и выйти на должный уровень очень непросто. Министр здравоохранения, профессор Вероника Игоревна Скворцова поставила передо мной довольно деликатную задачу — вывести нас на международное сотрудничество. Год назад я побывал в США, где встретился с лидерами в этой области. Не скрою, первые встречи были несколько настороженными, но в целом мы сформировали определенную программу нашего взаимодействия и совсем недавно, в феврале, был ответный визит американской делегации. Мы провели замечательную конференцию по методологии клинических рекомендаций, в которой участвовали все главные специалисты страны. Теперь намечается следующий этап – вхождение России в Международное общество под названием «Глобальная интернациональная связь врачей по разработке клинических рекомендаций». Возьмем, скажем, пневмонию. В диагностике и лечении этой болезни необходимо иметь прочную доказательную базу, касающуюся выбора антибиотиков, назначения правильных доз и т.д. Чтобы доказательно ответить на эти вопросы, нужно проводить клинические исследования. Сегодня в мире по всем областям суммарно проводится 170 тысяч клинических исследований. Какая часть из них повлияет на клинические рекомендации? Не больше 10-15%. Возникает вопрос: а кто эту информацию проанализирует, кто из специадистов обладает достаточной компетенцией? Нужна специальная подготовка экспертов, которые могут провести эту работу. По той же пневмонии за последние четыре года выпущено около 3 тысяч публикаций. Всего два эксперта садятся и просматривают все публикации, отсеивают их, и в конечном счете в основу клинических рекомендаций ложатся только 14! У нас такого подхода никогда не было. Вероника Игоревна согласилась с моим мнением, что не создав специальную структуру по подготовке экспертов, нам решить эту задачу не удастся. Мы наметили определенные шаги, которые связаны с вхождением России в это международное общество, и договорились провести в Москве образовательные семинары для наших молодых врачей.

На конгрессе всегда на самом современном уровне обсуждается тема образования. Какие основные цели Вы видите в этом отношении?

Для того чтобы российские врачи соответствовали современному уровню, мы, в первую очередь, должны выйти на новейшие технологии преподавания. Это касается как последипломного, так и университетского образования. У каждого института своя инициатива, свое направление, поэтому я могу говорить только об университете, в котором работаю сам. Это РНИМУ им. Н.И. Пирогова, который стал уже международным университетом и должен выполнять роль флагмана, прокладывать путь к тому, чтобы эти высокие технологии образования стали бы доступны нашим университетам. Я в этом процессе активно участвую, например, в ведении таких технологий, как модульные системы преподавания, в развитии интерактивности преподавания, включая использование интернет-технологий, сайтов на английском языке. Уже несколько десятилетий я веду аспирантские субботы для молодежи всей страны, где разбираются актуальные медицинские вопросы. В мире такую функцию выполняют научно-практические общества. В мае этого года я полечу на годичный Конгресс по моей специальности. Таким образом, и я стану там учеником.
В России в этом отношении неплохие подвижки - этому мы во многом обязаны В.И.Скворцовой, которая прекрасно образована, стажировалась в США, знает мировые тенденции. Именно с ее инициативами и связаны изменения в здравоохранении. Мы постепенно отходим от старой системы последипломного образования, а новая система, пусть только развивается, уже дает первые ростки. Поэтому говорить, что эффективно, а что нет, достаточно сложно и рано. Нашим лидером сегодня является Российская медицинская академия последипломного образования во главе с ректором, профессором Ларисой Константиновной Мошетовой, которая действительно очень много сделала в деле модернизации образования. Мы должны выстроить современную модель врача. Этот процесс в конечном итоге приведет к адаптации российского врача к международным стандартам. Это непростое дело. Инициатив много, а модульного подхода среди наших врачей пока не наблюдается. Виной тому отчасти неэффективность работы большинства научно-практических обществ. Их в России немало, но, к сожалению, есть такие, которые даже внутри себя неважно живут и в результате разбиваются на какие-то фрагменты. Не буду их называть, но проблема такая у нас есть. Правда, это есть не только в России, это мировая проблема. Сказываются борьба за лидерство, тщеславие отдельных врачей и ученых.
В этом плане общество респираторной медицины можно считать неким эталоном в России. Когда мы создавали это общество - а было это более четверти века тому назад, - мы не только внимательно изучили опыт Германии, Франции, Великобритании, но и провели совместные конференции, рабочие заседания по формированию общества. На международном языке есть такое понятие «конституция общества», где определяются цели и задачи. На том этапе мы очень многое подчерпнули, сблизились с моделью франко-говорящего респираторного общества. Именно тот период позволил нам добиться серьезных результатов. Думаю, что та модель, которую мы сегодня отработали в рамках Российского респираторного общества, больше всего соответствует международным стандартам.

В сентябре этого года в Амстердаме пройдет очередной Конгресс Европейского респираторного общества. Это одно из самых авторитетных обществ, которое в Европе занимает второе место. С гордостью могу сказать, что русский язык признан официальным в Европейском респираторном обществе. Считаю, что это признание наших усилий, нашей работы. Нам дали день, когда мы с утра и до вечера будем проводить школу на русском языке с участием западных специалистов в области респираторной медицины.

Чувствуется ли влияние так называемых санкций на уровне медицинской науки?

К счастью, врачи по большей части обладают преимуществом быть вне политики. Вне границ, как часто говорят. Я уже привел пример российского дня на Конгрессе европейского респираторного общества в Амстердаме - может ли что-то быть более показательнм? Конечно, в области медицины, которая близка к военным технологиям, можно почувствовать какие-то изменения. Особенно в области создания бактериологического оружия. Там контакты сохраняются, но довольно сдержанные. В практике врачей обычных, невоенных специальностей такого нет. Наша программа по пересадке легких вышла уже на очень высокий уровень, сделано тридцать легочных трансплантаций и мы нуждаемся в обмене опытом. Одна из наших сотрудниц была в Вене, где успешно прошла стажировку. Никаких проблем не было, более того, ее отметили как наиболее успешного доктора. Сейчас я готовлю сотрудников, которые поедут на стажировку в Германию. Никаких препятствий нет, все в рамках цивилизованных профессиональных отношений.

Какие из новых отечественных лекарств, появившихся на рынке за последние годы, заслуживают внимания?

По программе «2020» происходит активная разработка и внедрение в клиническую практику как отечественных оригинальных препаратов, так и дженериков. С большой уверенностью могу судить лишь о своей области. Но в ее рамках вижу огромный потенциал. Сотрудничаю с двумя учреждениями в Санкт-Петербурге. Один из них - Государственный НИИ особо чистых препаратов под руководством профессора Андрея Семеновича Симбирцева. Там создан уникальный препарат «интерлейкин», который можно назначать ингаляционно. Это очень высокий уровень технологий и научной мысли, нужно отдать должное нашим коллегам.
Второе подразделение также находится в Санкт-Петербурге. Там я сотрудничаю с компанией «Фармацевтическая фабрика Санкт-Петербурга» (ГаленоФарм). Ее поддержало Министерство промышленности, что позволило приобрести самое современное оборудование. Компания освоила технологии, которые связаны с существующими препаратами, довела до рынка некоторые дженериковые препараты. Появился и наш инновационный препарат, который я еще задумывал вместе с академиком М.Д. Машковским. Он финансируется Министерством промышленности, и мы планируем, что к концу 2015 года он будет выводиться на рынок нашей промышленности. Кроме того, небольшая, но удачливая и очень мобильная компания «Валента» в Москве выпустила наш отечественный препарат против гриппа и других вирусных респираторных заболеваний «Ингавирин». Я являюсь одним из соавторов этого проекта.
Есть еще целый ряд других примеров, которые можно было бы привести. Так, в городе Покровское Владимирской области есть Наукоград, руководит которым к.м.н. Александр Михайлович Шустер. Ученые по самым высоким технологиям и международным стандартам создали лекарственные препараты для лечения гемофилии. Мы можем гордиться, что в тяжелой конкурентной борьбе наши отечественные препараты заняли достойно высокое место на международном уровне. Александр Михайлович собрал ученых, которые по разным причинам работали кто в США, кто в Канаде, кто в Великобритании, и создал для них очень хорошие условия. Теперь, вернувшись на Родину, они работают великолепно. А главное - все это от начала до конца отечественное производство. Ничего не ввозится из-за рубежа - ни единой пробирки.

Означает ли это, что наука у нас в стране начинает двигаться в сторону регионов?

Я много езжу по стране. недавно был в Хабаровске, Благовещенске. Конечно, все довольно неоднозначно. В Хабаровске очень сильная группа вирусологов; хороший уровень в Екатеринбурге, где сочетание клиницистов и молекулярных биологов дает свои положительные результаты; достойные научные кластеры в Уфе, Казани. Думаю, что потенциал был всегда, а вот как государство использовало этот потенциал - уже другой вопрос. Сегодня - в свете тех же санкций - особенно уязвимы онкологические препараты. Конечно, здесь нужно сосредоточить усилия ученых по созданию отечественных препаратов.

Что должно укреплять, поддерживать нашу медицину сегодня?

С одной стороны, нельзя терять наши богатейшие традиции, нельзя не говорить о них, их нужно поддерживать и развивать. Но одного этого недостаточно. Без международного сотрудничества нашим российским врачам трудно будет удержаться в мировом сообществе. Например, Евгений Сергеевич Боткин, который был расстрелян вместе с царской семьей, получил блистательное образование; его отец Сергей Петрович стажировался в Германии, Франции. Каждый раз он привозил в Россию новые и новые идеи. Так, он ввел в нашу медицину бактериоскопию - появились микроскопы, стали видеть возбудителей болезни. Он увидел в Павлове настоящего ученого и создал для него лабораторию по клинической физиологии. Это люди высочайшего уровня этики, морали и профессионализма! Я очень хочу и многое делаю для того, чтобы процесс канонизации произошел и по отношению к Евгению Сергеевичу Боткину.
И еще, нашу беседу мы начали с того, что Вы сказали, будто я себе не принадлежу. Это действительно похоже на правду. Я не был в отпуске 17 лет. Почему, спросите Вы? Даже такой светлый весенний праздник, как 8 марта, я простоял в операционной. И тем не менее считаю, что именно так и надо работать. Специалиста создает его отношение к делу, без которого нельзя никак жить. Иначе ничего не получится.

Беседу вели В.Б. Тараторкин и М.О. Бочарова

 

 


Яндекс.Метрика